Previous Entry Share Next Entry
Пух с Иа вводят и выводят войска в Сирию
semer777kin
ГЛАВА ШЕСТАЯ
В КОТОРОЙ У Иа-Иа-Шойгу БЫЛ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, А Киселев ЧУТЬ-ЧУТЬ НЕ УЛЕТЕЛ НА ЛУНУ
Иа-Иа-Шойгу - старый серый тувинский ослик - однажды стоял на берегу ручья и понуро смотрел в воду на свое отражение.
- Душераздирающее зрелище, - сказал он наконец. - Вот как это называется - душераздирающее зрелище.
Тут сзади него в ольшанике раздался треск, и появился Винни-Пух.
- Доброе утро, Иа! - сказал Пух.
- Доброе утро, верховнокомандующий Пух, - уныло ответил Иа. - Если это утро доброе. В чем я лично сомневаюсь. Сегодня же мой день рождения. Самый лучший день в году!
- Твой день рождения? - спросил Пух, ужасно удивленный.
- Конечно. Разве ты не замечаешь? Посмотри на все эти подарки. - Иа-Иа-Шойгу помахал передней ногой из стороны в сторону. - Посмотри на танковую армию! Посмотри на эскадрилью!
Пух посмотрел - сначала направо, потом налево, летали одни Стерхи.

- Подарки? - сказал он. - Армия? Эскадрилья? Где?
- Разве ты их не видишь?
- Нет, - сказал Пух.
- Я тоже, - сказал Иа-Иа-Шойгу. - Это шутка, - объяснил он.- Ха-ха.
Пух почесал в затылке, совсем сбитый с толку.
- Хватит и того, - сказал Иа-Иа-Шойгу, чуть не плача, - хватит и того, что я сам такой несчастный - без подарков и без армии, и вообще позабытый и позаброшенный, а уж если все остальные будут несчастны...
Этого Винни-Пух уже не вынес.
- Постой тут! - крикнул он и со всех ног помчался домой.
Возле Кремля он наткнулся на Киселева, который прыгал у двери, стараясь достать кнопку звонка.
- Здравствуй, Киселев, - сказал Винни-Пух.
- Здравствуй, Винни, - сказал Киселев.
- Что это ты делаешь?
- Я стараюсь позвонить, - объяснил Киселев. - Я тут шел мимо и...
- Давай я тебе помогу, - сказал Пух услужливо. Киселев подсадил низкорослого Пуха, подставив шею, и Пух нажал кнопку.
- Да что же это нам никто не открывает - заснули они все там, что ли? - И Пух снова позвонил.
- Пух, - сказал Киселев. - Это же твой собственный дом!
- А-а, - сказал Пух. - Ну да, верно! Тогда давай войдем!
И они вошли в дом.
Пух первым делом подошел к буфету, чтобы удостовериться, есть ли у него подходящий, не особенно большой горшочек с медом. Горшочек оказался на месте, и Пух снял его с полки.
- Я его отнесу Иа, - объяснил он. - В подарок. А ты что ему думаешь подарить?
- А можно, я тоже его подарю? - спросил Киселев. - Как будто от нас обоих.
- Нет, - сказал Пух. - Это ты плохо придумал.
- Ну, тогда ладно. Я подарю Иа потешные войска. У меня остался один оловянный солдатик от праздника. Еще массовка и статисты. Я сейчас за ним схожу, хорошо?
- Вот это ты очень хорошо придумал, Киселев! Ведь Иа нужно развеселить. А с потешным войском кто хочешь развеселится! Никто не может грустить, когда у него есть потешные войска! И Киселев убежал на ТВ.
- Ай-ай, - сказал Пух, - я и не знал, что уже так поздно!
Он сел на землю и снял крышку со своего горшка..пока нефть, то есть мёд, не кончился.
- А теперь подумаем, - сказал он, в последний раз облизав донышко горшка, - подумаем, куда же это я собирался идти. Ах да, к Иа.
Винни-Пух не спеша встал. И тут он вдруг все вспомнил. Он же съел Подарок!
- Ай-ай-ай! - сказал Пух. - Что мне делать? Я же должен подарить ему что-нибудь! Ай-ай-ай-ай-ай!
Сперва он прямо не знал, что и думать. А потом он подумал: "Все-таки это очень хорошенький горшочек, хотя в нем и нет меду. Если я его как следует вымою и попрошу кого-нибудь написать на нем: "Бесплатный Сыр от меня", Иа сможет держать в нем все, что хочешь. Это будет полезная вещь!"
И так как он в это время был недалеко от Дома Совы - а все в Лесу были уверены, что Сова прекрасно умеет писать, - он решил зайти к ней в гости.
- Доброе утро, Сова! - сказал Пух.
- Доброе утро, Пух! - ответила Сова.
- Поздравляю тебя с днем рождения Иа-Иа-Шойгу, - сказал Пух.
- Вот как? - удивилась Сова.
- Да. А что ты ему думаешь подарить?
- А ты что думаешь ему подарить?
- Я несу ему в подарок Полезный Горшок, в котором можно держать все, что хочешь, - сказал Пух. - И я хотел попросить тебя...
- Вот этот? - спросила Сова, взяв горшок из лапок Пуха.
- Да, и я хотел попросить тебя...
- Тут когда-то держали мед, - сказала Сова.
- В нем можно что хочешь держать, - серьезно сказал Пух. - Это очень, очень полезная вещь. И я хотел попросить тебя...
- Ты бы написал на нем: "Бесплатный Сыр от меня".
- Так вот об этом я и пришел тебя попросить! - объяснил наконец Пух. - Потому что у меня правильнописание какое-то хромое. Вообще-то оно хорошее правильнописание, но только почему-то хромает и буквы опаздывают... на свои места. Ты напишешь на нем: "Бесплатный Сыр от меня"? Очень тебя прошу!
- Славный горшочек, - сказала Сова, оглядев горшок со всех сторон. - А можно, я его тоже подарю? Пусть это будет наш общий подарок.
- Нет, - сказал Пух. - Это ты плоховато придумала. Давай я лучше его сперва помою, а потом ты на нем все напишешь.
И вот он вымыл горшок и вытер его досуха, а Сова тем временем мусолила кончик своего карандаша и думала, как же пишется слово "Сыр".
И Сова начала писать... Вот что она написала:
"Сир и Йа - Сирия!"
Пух с восхищением посмотрел на эту надпись.
- Я тут написала: "Сирия", - небрежно заметила Сова.
- Вот это надпись так надпись! - с уважением сказал Винни-Пух.
Тем временем Киселев успел сбегать к себе домой и, захватив массовку и потешные войска для Иа-Иа-Шойгу, понесся во весь дух, крепко прижимая войско к груди, чтобы его не унесло ветром. И вдруг его нога попала в мышиную норку, и бедный Киселев полетел носом вниз:
БУМ!!!
Киселев лежал на земле, не понимая, что же произошло.
- Наверное, лопнул нефтяной пузырь - подумал он.
Затем он осторожно встал, осмотрелся кругом.
Он все еще был в Лесу!
"Очень интересно! - подумал он. - Интересно, что же это был за Бум? Не мог же я сам наделать столько шуму, когда упал! И где, интересно, моя массовка? И откуда, интересно, взялась тут оловянный солдатик?"
О ужас! Эта и было, именно было! - его войском!!
- Ой, мама! - сказал Киселев. - Ой, мама, ой, мамочка, ой, мама, мама, мама! Ну что ж... Теперь делать нечего. Возвращаться назад нельзя. Другого войска у меня нет... Может быть, Иа-Иа-Шойгу не так уж любит играть в солдатиков?..
И он побежал дальше. По правде сказать, бежал он уже не очень весело, но все же скоро он добежал до того самого места, где стоял Иа-Иа-Шойгу и по-прежнему смотрел на свое отражение в воде.
- Доброе утро, Иа! - крикнул Киселев еще издали.
- Доброе утро, маленький Киселев, - сказал Иа-Иа-Шойгу. - Если это утро - доброе, - добавил он, - в чем я лично сомневаюсь. Но это неважно.
- Поздравляю тебя с днем рождения, - сказал Киселев, подойдя тем временем поближе.
Иа оторвался от своего занятия и уставился на Пятачка.
- Повтори-ка, повтори, - сказал он.
- Поздрав...
- Минуточку...
С трудом держась на трех ногах, тувинец стал осторожно поднимать четвертую ногу к уху.
- Я вчера этому научился, - пояснил он, упав в третий раз. - Это очень просто, а главное, я так лучше слышу. Ну вот, все в порядке. Так как ты сказал, повтори, - произнес он, с помощью копыта наставив ухо вперед.
- Поздравляю с днем рождения, - повторил Киселев.
- Это ты меня?
- Конечно, Иа-Иа-Шойгу.
- С моим днем рождения?
- Да.
- Значит, у меня настоящий день рождения?
- Конечно, Иа, и я принес тебе подарок.
Иа-Иа-Шойгу медленно опустил правую ногу и с немалым трудом поднял левую.
- Я хочу послушать еще другим ухом, - пояснил он. - Теперь говори.
- По-да-рок! - повторил Киселев очень громко.
- Мне?
- Да.
- К дню рождения?
- Конечно!
- Значит, у меня получается настоящий день рождения?
- Конечно! И я принес тебе войско.
- войско? - сказал Иа-Иа-Шойгу. - Ты сказал - войско? Это такие большие, красивые танки, яркие, их еще надувают? Песни-пляски, гоп-гоп-гоп и тру-ля-ля?
- Ну да, но только... понимаешь... я очень огорчен... понимаешь... когда я бежал, чтобы поскорее принести тебе его, я упал.
- Ай-ай, как жаль! Ты, наверно, слишком быстро бежал. Я надеюсь, ты не ушибся, маленький Киселев?
- Нет, спасибо, но оно... оно... Ох, Иа, оно лопнуло.
Наступило очень долгое молчание.
- Моё войско? - наконец спросил Иа-Иа-Шойгу.
Киселев кивнул.
- Мой деньрожденный подарок?
- Да, Иа, - сказал Киселев, слегка хлюпая носом. - Вот он. Поздравляю тебя с днем рождения.
И он подал Иа-Иа-Шойгу оловянного солдатика.
- Это он? - спросил Иа, очень удивленный.
Киселев кивнул.
- Мой подарок?
Киселев снова кивнул.
- Войско?
- Да.
- Спасибо, Киселев, - сказал Иа. - Извини, пожалуйста, - продолжал он, - но я хотел бы спросить, какого цвета он был, когда... когда он был Армией?
- Красного.
"Подумать только! Красного... Мой любимый цвет", - пробормотал Иа-Иа-Шойгу про себя.
- А какого размера?
- Почти с меня.
- Да? Подумать только, почти с тебя!.. Мой любимый размер! - грустно сказал Иа-Иа-Шойгу себе под нос. - Так, так.
Киселев чувствовал себя очень неважно и прямо не знал, что говорить. Он то и дело открывал рот, собираясь что-нибудь сказать, но тут же решал, что именно этого говорить-то и не стоит. И вдруг, на его счастье, с того берега ручья их кто-то окликнул. То был Пух.
- Желаю много-много счастья! - кричал Пух, очевидно забыв, что он уже это говорил.
- Спасибо, верховнокомандующий Пух, мне уже посчастливилось, - уныло ответил Иа-Иа-Шойгу.
- Я принес тебе подарочек, - продолжал Пух радостно.
- Есть у меня подарочек, - отвечал Иа-Иа-Шойгу.
Тем временем Пух перебрался через ручей и подошел к Иа-Иа-Шойгу. Киселев сидел немного поодаль, хлюпая носом.
- Вот он, - объявил Пух. - Это - Очень Полезный Горшок. А на нем знаешь чего написано? "Сирия". Вот сколько всего написано! И в него можно класть что хочешь. Держи.
Иа-Иа-Шойгу, увидев горшок, очень оживился.
- Вот это да! - закричал он. - Знаете что? Моё войско как раз войдет в этот горшок!
- Что ты, что ты, Иа, - сказал Пух. - Армии не входят в котлы. Они слишком большие. Ты с ними не умеешь обращаться.
- Это другие армии не входят, а мои входит, - с гордостью сказал Иа-Иа-Шойгу. - Гляди, Киселев!
Киселев грустно оглянулся, а Иа-Иа-Шойгу схватил своего бывшего оловянного солдатика зубами и осторожно положил его в горшок, потом он достал его и положил на землю, а потом снова поднял и осторожно положил обратно.
- Выходит! - закричал Пух. - Я хочу сказать, он входит!
- Входит! - закричал Киселев. - И выходит!
- Здорово выходит! - закричал Иа-Иа-Шойгу. - Входит и выходит - прямо замечательно!
- Мне очень приятно, - радостно сказал Пух, - что я догадался подарить тебе Сирийский Котел, куда можно класть какие хочешь вещи!
- А мне очень приятно, - радостно сказал Киселев, - что я догадался подарить тебе такую Вещь, которую можно класть в этот Полезный Горшок!
Но Иа-Иа-Шойгу ничего не слышал. Ему было не до того: он то клал свою армию в горшок, то вынимал его обратно, и видно было, что он совершенно счастлив!

?

Log in